Дело не в макияже: интервью с визажистом Анной Лысенко

Апрель 20, 2018

До этого интервью, я даже не представляла, о чем можно поговорить с визажистом, помимо макияжа. Мне не хотелось разговаривать о трендах и прочих банальных вещах. Хотелось глубокое интервью о том, что девушки скрывают за макияжем, и зачем преображаются. Для этого я выбрала Анну Лысенко - визажиста по призванию, а не по диплому из make up курсов.


IMG_8103.jpeg


— Аня, давай сначала немного о твоем бекграунде. На кого ты училась? Кем работала до того, как стать визажистом?


—В школе я очень долго решала, кем я хочу быть. Мне кажется, что это дико, когда тебя в 16 лет спрашивают, кем ты хочешь быть в 30. Этот вопрос я считала и считаю некорректным.Потому я так долго тянула с выбором профессии и выбрала общее, как по мне, направление - психология. Университет дал мне не столько знания, сколько источники, где можно найти знания: это книги, это люди, это правильные ценности.


— А как ты из сферы психология оказалась в сфере make up?


—Начнем с того, что в школе я любила краситься сама и красить подруг. Знаешь, как девочки делились на тех, кто красивый, а кто некрасивый. Я была некрасивой, которая делала других красивыми. По крайней мере я так считала. Сейчас мои понятия о красоте сильно отличаются от школьных. Слава Богу.


Потом я поступила в университет, и парень, с которым я встречалась на тот период, был фотограф. Мне хотелось показать ему, что я тоже чего-то стою. Я была визажистом на его съемках, и мы работали вместе. Так начался этот путь. У тебя всегда должно быть то, от чего ты в итоге оттолкнешься.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Изначально родители не одобряли мой выбор работы визажистом. “Это что вообще? Ты людей обслуживать будешь?”. Мне не давали денег на косметику или курсы.  


— То есть, ты никакие курсы не заканчивала?


— Нет, красить мне помогала интуиция. Я сразу училась на практике. Правда, спустя полтора года я решила, что мне не хватает теории, пошла учиться. Поняла, что мне это не нужно. Там хотели поломать те установки, к которым я пришла на практике. Например, тогда только зарождалась мода на жидкие тени, а на курсах этого не понимали. В итоге, я получила свой диплом, ушла и больше никто никогда не знал о его существовании, в том числе и я.


Мне было 17 лет. С горем-пополам я закончила эти курсы, мне без особой радости выдали диплом и отпустили в свободное плавание.


Сейчас модно быть другим, мыслить иначе, разыгрывать такие истории, где ты не такой как все, идешь против системы. Не скажу, что на тот момент я осознавала свою уникальность, иногда было грустно не уметь вести себя так, как другие, делать то, что все умеют делать в моей сфере. Всегда найдутся люди, которыми ты будешь понят. И они всегда были рядом, это вовсе не грустная история визажиста-одиночки. Как и те, которым ты будешь чужда. Но когда этим начинала заниматься я, это выглядело иначе. Я была с амбициями и большим желанием что-то кому-то доказывать, на деле - себе.


CC5611BA202A.jpg

— Сейчас остались и желание, и амбиции?


— Да, но хотелось бы еще больше желания (смеется). Я точно знаю, что буду этим заниматься всю жизнь, но ты все равно выгораешь, даже если всей душой любишь свою работу. Когда очень устала и не хочется работать, желание все равно приходит, я умею искать вдохновение. Меня легко поджечь в этом плане.


— Ты постоянно работаешь с людьми, на что нужно много энергии. Как тебе удается быть в ресурсе?


— У меня есть магическое свойство переключаться. Что бы я ни делала ночью: плакала, весело гуляла, праздновала День рождения или переживала разрыв, на свои 40 минут макияжа я выключаю полностью мозг и отдаюсь своему делу. Я умею ловить поток и вовремя его отпустить.


На мое настроение может повлиять только общение с клиентами, так как в нем мы часто переходим профессиональную границу. И тут как раз включается тот психолог с образованием Шевченка. У меня есть клиенты, которые приезжают просто поговорить. Я научилась экономить свой ресурс. Если ранее, работая с людьми, у меня могла болеть голова, что в итоге привело к частым мигреням, то в какой-то момент я научилась абстрагироваться. Всё приходит с опытом. Корректное общение с людьми, установление личных границ - не исключение.


— Что тебе помогает абстрагироваться?


— Для этого я сосредотачиваюсь на цветах и текстуре, например. Человек говорит, я его слушаю, да, но параллельно нахожусь в потоке и сосредоточена на цветах, текстурах, картинке, которая потихоньку вырисовывается в моей голове относительно макияжа и образа. А вообще, по-разному, могу и беседу поддерживать, и работать. Вероятно, секрет в том, что красить уже давным-давно не страшно. И в свое макияже я уверена на сто процентов.


— Ты сейчас не только красишь, но и преподаешь. Помнишь свой первый МК по мейку?


— Я преподаю уже 3 года, и очень люблю это дело. Но считаю, что гораздо эффективнее индивидуальное обучение, чем курсы. Когда ты преподаешь группе, это одно, а личностный подход - это другое. Я за то, чтобы новичок выбирал себе наставника, не только, чьи работы ему ближе, а и взгляды на общие ценности.


Первый серьезный МК был в прошлом году в Ужгороде. Мне написала моя давняя знакомая, которая раннее в Киеве работала визажистом, пригласила выступить с мастер-классом. Первое, что я сделала, это позвонила своей лучшей подруге и сказала “Ты едешь со мной моделью”. Моя лучшая подруга - моя лучшая модель.


Если говорить о креативной части, то я люблю лаковые губы, стрелки, графику в макияже. Поговаривают, я делаю это лучше всех в Украине. Но в повседневной жизни я не пытаюсь никого менять, только подчеркивать. Это почти как и в отношения межличностных: толку от твоего желания изменить человека, если это не его история и это о нем. Помочь улучшить что-то в себе - пожалуйста. Для этого и существуют психотерапевты - помогать. Так и я помогаю людям быть лучше, но, правда, визуально.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


На своих занятиях я всегда говорю ученицам, что вы должны себя продавать. Как вы выглядите, как говорите, насколько стильно ведете Инстаграм. 


— С какими запросами к тебе чаще всего обращаются? Увеличить губы? Сделать лицо худее? Подчеркнуть глаза?


— Мой клиент - это тот, кто понимает, что он хочет от жизни в целом, и понимает, что хочет от меня как визажиста. Меня просят чаще всего сделать естественный макияж, как будто это они сами накрасились, например, на свидание.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


В макияже, как и в межличностных отношениях, важно услышать. Словить эмоцию, подчеркнуть все. У меня это получается, потому что я умею чувствовать людей. 


633B7B481D41.jpg


— Часто к тебе приходят с готовыми фотографиями и говорят “Хочу вот так же!”?


— Это очень классный вопрос! Когда клиенты приходят с готовыми фотографиями, они приносят не картинку, они приносят эмоцию, которую хотят видеть на себе.


ac171b07b13fa173be66421a8357e4b8.png


Например, показывает мне клиентка фотографию Джей Ло. У нее красивые золотистые смоки, роскошные брови, густые волосы… И она смотрит на тебя, и ты чувствуешь эту сексуальную энергию! Это не значит, что она хочет точь в точь такой макияж, это значит, что она хочет, благодаря твоему макияжу, быть сексуальнее, ярче, круче и востребованее. 


Чаще всего люди проводят параллель со знаменитостями по интуитивным маркерам, мол, если у нее такая кожа, как у меня, то мне тоже подойдет. Но это просто занозы, за которые можно зацепиться. Если ты не уловишь эмоцию, а просто нарисуешь такой же макияж, это будет не то, на что она рассчитывает.


— Как ты считаешь, девочки, которые работают в салонах красоты и у них по 10 клиенток в день, ловят эмоцию? Они вообще думают об этом, или для них это конвеер?


— Я работала в салоне красоты, когда мне было 18 лет, когда ты целый день стоишь на ногах и рисуешь макияжи один за другим. Потом я села со своей больной спиной, подумала, и поняла что never again. Это конвеер, ты выгораешь. Это то же самое, что быть на фрилансе и работать в офисе.


— С кем из звезд ты работала?


— Долго я была визажистом Алины Гросу, до того, как у нее произошли перемены в имидже. Помогала Славе Чайке с Hardkiss. Многие почему-то думают, что я ученик Славы Чайки, но я не училась у него. Я всегда была его самым маленьким ассистентом и любимым, ха-ха.


Когда мне было 18 лет, у нас с ним первый серьезный проект - съемка для Ferrero Rocher. Это была реклама для французских каналов. Тогда я посмотрела, как работают французские make up artists, и как работают наши. Это повлияло на становление меня, как профессионала. Я увидела, каким свободным может быть визажист в своих проявлениях, с какой легкостью можно подходить к процессу. Наши же любят все усложнять! В перспективе хотелось бы расширять географию своих макияжей, а, если честно, то знаю, что дальние страны меня уже заждались. Мне удалось поработать в разных уголках мира, чему я очень рада и протестить себя как мастера.


Сейчас я работаю на проекте “Топ-модель по-украински” с Соней Плакидюк, я ее личный визажист.


— Как у вас началось сотрудничество?


— Это очень интересная история. Соню я знаю лет уже 7, наверное. За это время мы работали только один раз.


В Киеве можно снимать отдельное реалити-шоу, касающееся любовных драм. Случайным образом я познакомилась с близкой подругой Сони. Она замечательная девушка, с которым мы сейчас хорошо дружим. Так мы познакомились с Соней. У нас троих очень интересные истории, нам есть, что обсуждать, и с чего смеяться. Это не просто о сотрудничестве. Это о классном времяпрепровождении, о доверии и, самое главное, о разделении вкусов, улавливании трендов и воплощение на площадке.


Это было какое-то удачное стечение обстоятельств. Звезды сошлись именно там, где должны были сойтись.


— Ты с ней работаешь только на проекте или на других съемках тоже?


— На интервью, съемках в том числе. Мне нравится создавать образы для нее, потому что у нас сходятся идеи. Наконец-то мои “шизанутые” макияжи нашли выход (смеется).


Это для меня такая отдушина! Соня мало того, что дает полную свободу для самовыражения, так еще и подходит эмоционально.


photo_2018-03-20_21-54-53.jpg


— Кстати, на счет свободы: какая была сама нестандартная просьба в плане макияжа от твоих клиентов?


— О, знаешь, когда-то я закрашивала соски! Это было очень давно, и я делала на заказ очень странный макияж. Но когда клиентка попросила закрасить соски корректором, я поняла, что до этого было еще не странно. Моя подруга, которая делала прическу, снимала меня втихую на камеру “в процессе” и угорала.


— Кто тебя вдохновляет из украинских визажистов?


— Меня вдохновляют молодые и перспективные визажисты, в которых я вижу себя чуть моложе:) Например, Юля Залевская. Конечно, мне нравится Слава Чайка, но тут дело не только в макияже. Я вдохновляюсь не тем, как он красит, а его подходом к работе и смыслом, который он несет. Поэтому мне всегда интереснее его слушать и видеть. Мне кажется, даже если бы он рассказывал про макияж словесно, был бы тот же эффект, что визуально.


— Как ты видишь дальше свое развитие?


— Знаешь, у меня по жизни привычка не загадывать. Ты просто выбираешь тропинку, и она тебя ведет. А если ты делаешь правильные вещи, то тебя не занесет “не туда”.


Конечно, хочется быть уверенной. Известной - само собой. Ты ж работаешь не просто так, а ради чего-то, чтобы тебя знали. Мне хочется получать чаще письма о том, что я могу кого-то вдохновить. Иногда важно это услышать.


Я творческий человек, и у меня от состояния “я ничтожество” до “я Бог макияжа” один шаг.


Интервью: Полина Фоменкова




оцените материал